Победители - Забытые имена
Среда, 07.12.2016, 15:24 Приветствую Вас Гость

ПОБЕДИТЕЛИ

Меню сайта
Форум
Поиск
ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА
На этой фотографии наш земляк - Данько Василий Иосифович. Картинка
Родился в 1917 году в селе Ново-Астрахань. Учился в Рубежанском химико-технологическом институте и проживал с семьей в городе Рубежном по улице Воровского, 21.
В Советской Армии с 1939 года. Окончил Гродненское военно-пехотное училище. С 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. Воевал на Западном, Степном и Втором Украинском фронтах.
После ожесточенных боев под Сталинградом, на Курской дуге и при освобождении Донбасса нашим войскам предстояло освободить Киев. Но для этого нужно было форсировать Днепр. Фашисты любой ценой старались не пустить наши войска на правобережную часть Украины, создав тройную линию обороны, и стянули сюда основные свои войска.
Войска 37-й армии приблизились к Днепру, и 62-я гвардейская дивизия незаметно для врага должна была подойти к реке и сходу форсировать ее в районе села Солотино. Первым переправиться на правый берег поручено штурмовым группам батальона капитана Данько, захватить плацдарм и удерживать его до подхода основных сил. Блестяще задуманная, начавшаяся там, где враг ее меньше всего ждал, переправа принесла свои плоды. Первая группа бойцов преодолела водный рубеж незамеченной, и гвардейцы обрушились на врага. Фашистов охватила паника, и они в панике стали отступать. Бойцы продвинулись к большому селу Куцеваловка, откуда следовало развивать наступление. Ошеломленные гитлеровцы в течение 20 – 30 минут не открывали огонь. И этого было вполне достаточно для захвата плацдарма: «пятачок» - один километр в ширину и два в глубину. Когда фашисты опомнились, начали артиллерийский обстрел по частям, форсирующих реку. Но ничто не могло остановить порыв гвардейцев. На понтонах, лодках, а то и просто вплавь они добирались до правого берега, присоединяясь к товарищам, которые штурмовали вражеские укрепления.
Когда на завоеванный плацдарм фашисты бросили танки, бронебойщики остановили их. Поняв, что гвардейцев «в лоб» не взять, враг пошел в обход. Но Данько, своевременно разгадав этот маневр, дерзкой контратакой задержал гитлеровцев. Плацдарм гвардейцы удержали до подхода главных сил, но какой ценой. Тысячи наших воинов нашли вечный покой в водах древнего Борисфена (Днепра). Сотни братских могил на правом берегу до сих пор напоминают о тех кровопролитных боях.
За умелое руководство батальоном при форсировании реки, за личное геройство и мужество гвардии капитану Данько Василию Иосифовичу 20 декабря 1943 года присвоено звание Героя Советского Союза.
Закончил службу майором, заместителем командира полка Забайкальского военного округа. Награжден орденами: Ленина, Красной Звезды, Александра Невского и медалями: «За боевые заслуги», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта», «За освобождение Праги», «За победу над Японией», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов».
Получив четыре ранения и две контузии демобилизовался из Советской Армии в 1946 году, вернулся в Рубежное, работал директором ФЗО № 44, а с 1953 года – заместителем председателя исполкома Рубежанского городского Совета депутатов трудящих81
ся. В 1971 году награжден орденом «Знак Почета».

На этой фотографии наш земляк - Сухин Алексей Петрович. Картинка

Родился в 1912 году. В 1929 году учился в Рубежанском химико-технологическом техникуме и работал на РХК. По окончании техникума в 1933 году работает начальником смены цеха № 1. В 1934 году райком комсомола направляет Алексея Петровича по специальному набору на учебу в Ворошиловградскую авиашколу, которую он окончил в 1936 году.
Начал свою службу военным пилотом. Первое боевое крещение старший лейтенант Сухин А.П. получил на реке Халхин–Гол в Монголии, когда в 1939 году Япония начала провокацию вблизи границ СССР. За образцовое выполнение боевых заданий был награжден медалью «За отвагу».
Особый период в военной службе капитана Алексея Петровича Сухина – 1941 - 1943 годы, когда он служил командиром авиационного звена скоростной бомбардировочной авиации 836-го авиаполка. За проявленное мужество и героизм был награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени, медалями «За оборону Сталинграда», «За оборону Ленинграда». Участвовал в боях на Курской дуге. Успешное наступление войск в 1943 году дало возможность «потрепать нервы» немцам в их логове – Берлине. Эта задача была поставлена звену скоростных бомбардировщиков дальнего действия, которыми командовал Сухин А.П.
Операция была выполнена успешно, что вызвало серьезную панику фашистов в Берлине.
Возвращение на свой аэродром поначалу было обнадеживающим, но при подлете к линии фронта попали под обстрел, самолет получил серьезные повреждения и загорелся. Погиб стрелок-радист и еще два члена экипажа. В пылающем самолете парашют был только один - у командира. Он мог спокойно покинуть самолет и спасти свою жизнь. Но, увидев оставшегося в живых членов экипажа, решил дотянуть самолет в расположение наших войск. Сбросив на фашистов резервные бомбы, горящий самолет упал на нейтральной полосе. При падении панельная доска придавила командира, и он потерял сознание. Очнулся далеко от самолета. Его, обожженного, с переломанной ногой, вытащил оставшийся в живых второй пилот. Командование считало их погибшими и представило Сухина А.П. к званию Героя СССР (посмертно). Но они двое суток ползком пробирались к своим, и только на третьи сутки на них наткнулись наши разведчики. Это произошло в марте 1943 года. Потом был госпиталь и длительное лечение.
Вот заключение медицинской комиссии - перелом правой ноги и ожог 2-й степени левой ноги и бедра. Признан непригодным к военной службе.
Но Алексей Петрович победил последствия ранения и возвратился на службу, где служил заместителем командира авиа-эскадрильи 21-го авиаполка до окончания войны. Был награжден медалями «За боевые заслуги», «За победу над Японией», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов».
После войны, с 1947 по 1951 годы, работал заместителем директора, а затем директором ФЗО № 32, теперь ПТУ № 11 после ФЗО Алексей Петрович работал на РХК. Умер в 1974 году.


Дзюба Иван Петрович более 19 лет проработал в ПТУ № 5.Картинка

Начинал рядовым мастером и закончил педагогическую деятельность заместителем директора по учебно-производственной части.
С 10 декабря 1936 года по 29 июня 1945 года Иван Петрович проходил службу в Вооруженных силах СССР. Воинское звание – капитан. Участвовал в боевых действиях, боевых рейдах партизанских отрядов:
- в боях с белофиннами с 1939 по 1940 годы в должности командира разведки;
- на фронтах Великой Отечественной войны - с мая 1941 по август 1945 года:
- с мая 1941 по июль 1941 года в должности командира танковой роты;
- с сентября 1941 года по апрель 1942 года в должности командира разведки;
- с апреля 1942 года по ноябрь 1943 года в должности командира партизанского отряда;
- с января 1944 года по август 1945 года – Третий Белорусский фронт, в должности командира батареи СУ – 76.
За этими скупыми официальными данными трудно увидеть все боевые подвиги ветерана, а у Ивана Петровича их хватило бы на десятки воинов.
Особая страница в военной жизни Ивана Петровича – партизанский отряд. По заданию командования ему с группой разведчиков было поручено создать в Белорусских лесах партизанский отряд. За время боевых действий партизаны Дзюбы уничтожили много солдат и офицеров фашистской армии. Пустили под откос 37 эшелонов с живой силой и техникой противника. Партизаны громили врага до соединения с регулярными войсками Советской Армии в сентябре 1943 года.
Повесть об этом интересном человеке будет неполной, если не рассказать о подростках-разведчиках партизанского отряда – Марате и Норике. В отряде их называли «неуловимыми». Дважды они попадали в лапы к фашистам и оба раза уходили. Но в третий раз…
Партизаны готовили гитлеровцам «подарок» к 22 июня 1942г., дню, когда фрицы будут отмечать годовщину начала войны с СССР. 10 июня Марат и Норик получили очень ответственное задание: нужно было пробраться в Быховский районный центр, узнать расположение штаба немцев, количество живой силы и техники врага.
Ночью ребята отправились в опасный путь и только на следующий день добрались до цели. Уже собрав необходимые данные, неожиданно попали в руки немцев. Унтер Шерер узнал ребят. Он оказался редкостным негодяем – приказал учинить ребятам допрос с пытками. Но бесполезно – подростки молчали. В ярости враги бросили Норика на стол, где только что повар разделывал мясо, и жестоко избили мальчика, а Марата привязали к бричке и погнали лошадей по выгону. Окровавленного, в синяках, его поднесли к Норику. Полицейские думали, что теперь ребята все расскажут, но они молчали. Немец надорвал Марату ухо. Но лишь слезы застыли на лице мальчика. Вдруг ребята услышали сначала одиночные выстрелы, а затем выстрелы затрещали чаще. Эта стрельба вселила в ребят уверенность, что о них не забыли. Немцы бросили мальчиков в темный деревянный сарай. Очнувшись от пыток, ребята решили немедленно, пока идет стрельба, убежать. Норик прорыл в соломенной крыше дыру, подсадил Марата. и оба выпрыгнули из западни, но фашисты заметили их и открыли огонь на поражение. Ребята бросились в разные стороны. Норик сориентировался сразу и попал к партизанам, а Марат… Марат наткнулся на фашистов. Снова одиннадцатилетнего ребенка начали пытать. Его привязали к столу вверх спиной. Палач тесаком вспорол свитер и, вырезав полоску кожи, облил ребенка водой и усадил мальчика на стол. Снова допрос. Марат молчал. Тогда палач ударил его полоской кожи по лицу и заткнул ею ему рот. Мальчик задыхался, хотел ручонкой отстранить окровавленную лапу фашистского палача, но изверг тесаком отрубил ее. Ребенок обмяк и повалился на пол. Полицейский еще раз обдал его холодной водой. Марат не приходил в сознание, только губы вздрагивали. Похоже было, что он силится сказать: «Мама!». Немец еще громче заорал: «Будешь говорить?». Марат открыл глаза и отрицательно покачал головой. Палач отрубил ему нос, затем ногу. Жизнь мальчика оборвалась…
Раздалась короткая автоматная очередь. Это один из немцев, не выдержав пыток над ребенком, расстрелял душегуба.
Куски тела юного разведчика немцы положили на видном месте – партизаны все равно придут за ним. И они пришли и отомстили за Марата. Десятки фашистов остались навечно на белорусской земле. Штаб фашистов был разгромлен. Эту историю рассказал немец, присутствовавший на казни Марата. Мальчика похоронили под вековым дубом, недалеко от поселка Кузьковичи 26 июня 1942 года.
Закончилась война. Мама Марата, Валентина Николаевна, скромно и даже скупо рассказывает о себе, а рассказывать было о чем… Ведь она тоже была в партизанском отряде.
На груди Ивана Петровича Дзюбы орден Александра Невского, Отечественной войны І и ІІ степени, Красной Звезды и более 20 медалей, в том числе «За отвагу» и «Партизан Великой Отечественной войны».
После войны семья И.П.Дзюбы жила в Рубежном. Он был частым гостем в школах нашего города, а эту историю рассказал ученикам СШ № 7 в 1970 году.

Сердюк Петр Денисович – бывший воспитанник ПТУ № 5 – один из бывших солдат особого назначения, фронтовик-снайпер.

Был призван в ряды Советской Армии в октябре 1939 года. В июне 1940 года, как один из лучших стрелков, был направлен в полк снайперов. Начало Великой Отечественной войны встретил в белорусском городе Барановичи. Ему пришлось пережить горькие дни лета 1941 года, когда наши войска с боями отступали до Москвы.
После переформирования под Москвой полк, в котором служил снайпер Сердюк, был направлен в Северную Осетию. На всю жизнь запомнились ему бои на Кухерском перевале. С каждым рассветом он в бинокль изучал местность в своем снайперском секторе и, конечно, стрелял. Но вот его однажды вызвал командир роты:
- Есть необходимость выполнить особое задание. В одном из районов гор гитлеровцы из «душегубки» сбрасывают в ущелье живых детей горцев…
К рассвету Сердюк занял боевую позицию. «Душегубка» появилась только в шестом часу вечера и развернулась задним бортом к пропасти. Первую пулю получил шофер, второй был удостоен унтер офицер. Через полчаса штурмовая группа захватила оставленный у пропасти автофургон. Из 30 находившихся в ней детей с признаками жизни была только одна пятилетняя девочка.
Запомнились Сердюку бои в составе Первого Белорусского фронта. У самого Бреста, где находится известная всему миру героическая крепость, где-то среди чистого поля замаскировался фашистский снайпер. Надо отдать должное стрелковому мастерству гитлеровца. За два дня он убил пятерых наших солдат и офицеров. И вот сержанту Сердюку поручили «поохотиться» за немцем-невидимкой. Более двух суток шла охота и только после одной провокации наших разведчиков, одевших куклу в офицера, фашист был обнаружен и уничтожен.
Во время боев за освобождение польского города Катовице был случай посложнее. Там фашистский снайпер убил семерых наших офицеров. Откуда он стрелял, невозможно было установить. Кругом дома развалины, а над ними в клубах дыма две полуразрушенные башни костела. Только на второй день Сердюк установил место засады фашиста. Около десяти часов утра, когда лучи солнца, высветили стекло вражеского оптического прицела, он был уничтожен.
Давно это было. Но пережитое не забывается. Как самые дорогие реликвии войны Петр Денисович хранил нагрудный знак «Отличный снайпер» и выписку из «Боевого счета снайпера»: «Сержант Петр Сердюк не промахнулся 117 раз».
После войны Петр Денисович рассказывал о своем ратном труде многим воспитанникам ПТУ № 5, учащиеся любили его.


Одним из выдающихся воинов Великой Отечественной войны был наш земляк Игнаткин Роман Петрович.

Он не работал в учебных заведениях города, но всю послевоенную жизнь посвятил военно-патриотическому воспитанию молодежи. В 2004 году, накануне празднования Дня Победы, в редакцию газеты «РУНО» пришло письмо из далекого Подмосковья от председателя Совета однополчан 81-й стрелковой дивизии Ковалева И.В. Он писал: «Просим Вас рассказать о сержанте Романе Петровиче Игнаткине, проживающем в Вашем городе. Наши ветераны прозвали его, инвалида войны, оставшегося без ног, «дивизионным Маресьевым». А белорусские товарищи сообщали, что Роман Петрович в 2001 году приезжал на место гибели своих однополчан и посадил там с местными школьниками у памятной стелы сад, в котором 2101 дерево - по количеству солдат дивизии, павших в боях.
«Мы хотим, чтобы люди, живущие рядом с ним, узнали об этом мужественном человеке и помогли ему в трудную минуту». К сожалению не все проблемы Романа Петровича были решены. Одним из периодов его фронтовой жизни был факт участия в боевых действиях за освобождение от немецко-фашистских захватчиков нашего города. Этот факт в городе умалчивался пока не пришло еще одно письмо. Вот что пишет о Романе Петровиче свидетель тех событий в книге «Повесть о солдатском мужестве, героизме и о боли солдата-ветерана»: «Ко мне обратился наш дивизионный «Маресьев», так называют все однополчане 81-й стрелковой дивизии сержанта Игнаткина Р.П. Да, он действительно второй «Маресьев». Без обеих ног, имея за плечами кровопролитную войну, прожить пятьдесят девять лет - это уже геройство. Попросите его показать повести, рассказы, книги, которые он имеет, как дарственные авторами, которые писали, не фантазировали, а писали на основании архивных данных, приказов, распоряжений, и вы тогда поймете, кто такой сержант Игнаткин.
Теперь по существу. Я встретился с ним в начале декабря 1942 года. В то время я сопровождал маршевые роты в 81 СД, которая формировалась из 135 Астраханской бригады в 81 СД. И вот в запасном полку г. Ефремово Тульской обл., получая последнюю маршевую роту, которая состояла из новобранцев, раненых, которые прибывали из госпиталей, это были обыкновенные стрелки, артиллеристы, связисты. В то время в декабре 1942 года, чтобы в пополнение частей попал танкист или летчик, было исключением, ибо был приказ Сталина, чтобы всех летчиков, танкистов направлять только в свои части, из которых они выбыли по разным причинам.
И вдруг из числа получаемых мною бойцов в строю я увидел танкиста. Он был одет в темно-синий комбинезон, в кирзовых сапогах и на голове - танкошлем. Он был как бы на виду выстроенного строя. Я направился к нему, и первый мой вопрос был: «Кто вы и почему здесь?» На его комбинезоне я увидел две медали: «За отвагу» и «За боевые заслуги». Его молодое юное лицо поразило меня. Передо мной стоял юноша-подросток и уже с боевыми наградами. И из разговора с ним я узнал, что он действительно танкист, стрелок-радист, по званию младший сержант, отступал с боями от Изюм-Барвенково на Воронеж, покидая горящий танк, был ранен разрывной пулей навылет в грудь, прострелив оба легкие. Лечился в г.Ташкенте, где при выписке гарнизонная комиссия дала заключение, что годен проходить службу в стрелковых частях, кроме танковых и был направлен в запасной полк г.Ефремово и, соответственно, был зачислен в маршевую
роту, которую я должен был сопровождать в часть 81 СД. Я был покорен этим юношей-танкистом. Его серо-зеленые глаза излучали честность, откровенность, какую-то силу воли, бесстрашие я про себя подумал, что этого младшего сержанта я заберу к себе в батальон связи радистом. В то время я был командир особого батальона связи. Но, только повернувшись от младшего сержанта Игнаткина, я хотел уходить, как меня остановил майор. По петлицам майора я понял, что имею дело с военной разведкой. Я представился, как младший по званию. Из предъявленных документов майора и дальнейшего нашего разговора с ним, я понял, что моего танкиста, т.е Игнаткина, у меня забирают с условием, что по выполнений специального задания, если все будет благополучно, он вернется в свою часть, т.е. 81 СД, Я тогда ничего не .мог сделать. На руках майора было разрешение командующего фронтом: любого человека, которого пожелает майор имеет право взять с собой. Так, Игнаткин, зачисленный в состав 81 СД, был отозван органами военной разведки в их распоряжение для выполнения особо важного задания. И мы с ним распрощались. Я повел роту в часть, а Игнаткин ушел с майором.
И вот в феврале месяце 1943 года, перед наступлением на Курск, я был вызван в штаб дивизии. В приемной командира дивизии я увидел бойца в звании сержанта, на груди которого красовался орден Красной Звезды, медаль «За отвагу», медаль «За боевые заслуги». Что-то знакомое и близкое показалось мне в этом сержанте. Но я не узнал его. Он первый поприветствовал меня и спросил: «Товарищ майор, Вы не узнаете меня? Ведь я тот танкист, к которому Вы подошли в запасном полку г. Ефремове». И здесь я узнал, где находился эти два месяца сержант Игнаткин. Он был радистом спецгруппы, высаженной в тыл врага, в районе Северского Донца, перед которой стояла задача, как можно больше собрать ценных данных о противнике его огневых точках, передвижении и дислокации войск. И когда наши части подойдут к Северскому Донцу в районе г.Рубежное и Кременного, корректировать огнем нашей артиллерии, его огневые точки, наводить нашу авиацию на скопление войск противника и его переправу через Донец.
На место высадки в тыл врага они прибыли 18 января 1943 года. С этого числа и до 10 февраля 1943 г. они передавали данные в штаб Донского фронта. Группа состояла из шести человек, все были представлены к правительственным наградам, и каждому из них было присвоено очередное воинское звание. Так Игнаткин, имея звание младшего сержанта, получил звание сержанта и орден Красной Звезды.
В группу Игнаткин был зачислен по следующим причинам: 1. Он был жителем тех мест, знал все окрестности г.Рубежное и Кременного и все ближайшие к ним села. 2. Нужен был радист высокого класса, умеющий работать ключом, в совершенстве знать азбуку «Морзе» и принимать ее на слух. Выслушав его рассказ, я твердо решил забрать его к себе в штаб батальона радистом, но когда я сказал ему об этом, то услышал в ответ: «Вы опоздали, товарищ майор». Он полез в карман гимнастерки и вытащил рапорт на имя командира дивизии, подал мне. На рапорте я прочитал резолюцию командира дивизии: «Удовлетворить просьбу сержанта Игнаткина и направить его радистом в 519 СП 3-й стрелковый батальон. Жаль, сказал я, возвращая ему рапорт. И мы. второй раз распрощались с ним. С 3-м батальоном Игнаткин освобождал Курск, участвовал в Курско-Орловской битве, форсировал Десну, освобождал села Черниговщины, Сумщины, Волыни, форсировал Днепр, освобождал села Белоруссии. Но моя связь не прерывалась лишь потому, что ко мне не раз, как командиру особого батальона связи обращались: командир дивизионной разведки, командиры полковых разведок нашей дивизии и, уходя в разведку, они требовали первоклассных радистов для связи, а у меня в батальоне таких, как Игнаткин, не было. И вот командиры разведок, узнав его в действиях, уже через командира дивизии требовали, уходя в
разведку, только Игнаткина. Его молодость, не имеющая страха, пренебрежение к смерти воодушевляли бойцов той группы, с которой ему приходилось уходить в разведку.
Но вот война героев не щадит. За все походы в разведку и Игнаткин был награжден двумя орденами Отечественной войны I и II степеней. И вот в декабре 1943 года в районе Калиновичей в Белоруссии 3-й стрелковый батальон 519 СП, в котором он был радистом, был направлен рейдом по тылам врага, попал в полное окружение и в смертном бою погибли все. Чудом остались только раненый в ногу Игнаткин Р.П. и четверо стрелков, которых прикрыл огнем из автомата Игнаткин, и над которыми последствии взял командование. Без рации и без боеприпасов эта группа продолжала борьбу в тылу противника. Тринадцать суток вел сержант свою группу с целью перейти передний край немцев и попасть к своим. Дерзкие нападения на немецкие хозвзводы, кухни, на обозы с боеприпасами привели в бешенство командование немцев переднего края. На минном поле нейтральной полосы сержант принял последний бой с немцами. Немцы побоялись дальше преследовать сержанта и сержант, весь обмерзший, раненый в пятом часу утра добрался до своего переднего края и был подобран нашими стрелками, где ему была оказана помощь. Я узнал об этом 15 октября 1943 года, т.е. на вторые сутки после его выхода. От командира полка 519 СП узнал, что Игнаткин срочно отправлен в армейский эвакогоспиталь г.Речица. Я выехал в армейский госпиталь г.Речица к нему. Медсестра привела в палату к его койке, накануне сержанту была сделана операция - ампутировали правую ногу ниже колена и часть левой стопы. Он был, как снятый с креста. Он сразу узнал меня. Я передал ему подарки и присел к нему на кровать, спросил: «Кто есть у родных, как думает жить дальше». Я думал о его дальнейшей судьбе. Я ощущал то, что этот воин, солдат, юноша дорог мне, он сделался мне родным и близким человеком, и я должен и обязан был вмешаться в его судьбу и чем-то, как-то помочь ему.
- Вы спрашиваете меня, товарищ полковник, как я буду жить, что делать дальше. Война еще не закончилась. Я молод, раны заживут быстро, получу протез и вернусь к Вам в часть. Примите меня? Вот тогда, будучи на протезе, можно будет сидеть в штабе радистом.
Я ответил, что если будет все благополучно и у тебя заживут раны, научишься ходить на протезах, прямо из госпиталя приезжай в часть. К тому времени я все улажу, все бумаги, и ты у меня будешь радистом. Я оставил ему свой адрес полевой почты и дал домашний адрес моих родных, проживающих в Москве. Мы обещали писать друг другу, где бы были. Но мечты наши не сбылись. Слишком долго затянулось лечение сержанта. Лишь к концу 1944 года Игнаткин выписался с открытой раной на левой ноге, а наша дивизия стояла у стен Берлина, и сержант отказался от мысли вернуться в часть. В госпитале он окончил курсы техников-животноводов и бухгалтерские, на что соответственно имел документы. Мы переписывались регулярно. И вдруг в 1947 году я потерял с ним связь.
Мы встретились первый раз после войны в 1982 году через 37 лет после окончания войны... И вот он снова сидит передо мной, тот юноша-танкист, весь белый, как лунь. Мы пьем чай в московской квартире, я слышу его слова: «До слез обидно, товарищ генерал, все время меня считали как освободителя города Рубежного, а вот уже восемь лет я как будто умер, мне не присылают даже открытки с Днем освобождения города. Мои товарищи по группе спецзадания давно ушли в тот мир, с которого не возвращаются, а я по чьей-то воле выбыл из списков освободителей города. Сперва я старался найти архивные справки, где я был на день освобождения города Рубежного, но все безрезультатно, и вспомнил о Вас. Вы знаете в подробностях всю мою военную биографию. Чем Вы можете мне помочь, чтобы действительность восторжествовала?»
Я ему пообещал, что напишу в совет все подробно, что и делаю. Вот и пишу вам, товарищи, что несправедливо выбросили сержанта Игнаткина из списка освободителей города Рубежного. Да, непосредственно в рядах освободителей он в город не вошел. Но он ковал это освобождение непосредственно другим способом. Данные этой группы, корректировка огнем артиллерии, наводка и бомбежка авиацией скопления противника, его передислокация, все эти данные непосредственно поступали в штаб фронта и в штабы наших наступающих войск. Своими данными они сохранили сотни жизней наших стрелков. Ведь разведывательные данные передавались из тыла врага, где враг был в этой группе, как на ладони. Спросите сержанта, где они высаживались, откуда передавались данные разведки, где скрывались восемнадцать дней с 23 января 1943 года по 10 февраля 1943 года, и он вам расскажет, хотя он, правда, замкнутый человек и тайну сохранять приучен и умеет. А что он был радистом в этой группе, никакому сомнению не подлежит, в этом я уверен, я знаю и потому пишу вам.
Из выше изложенного мною, я уверен, что справедливость восторжествует и, как прежде, Игнаткин окажется в списках освободителей города. Все, описанное мною, я запечатываю в конверт и передаю в руки Игнаткина для вручения Вам.
С уважением к Вам генерал армии в отставке Сизов И.Т.».

К сожалению, те воины, которые возвратились и работали после войны в учреждениях народного образования города, ушли из жизни. Уже уходят на вечный покой и Дети войны – те, в чье детство ворвалась война, те, чье детство и юность пришлись на страшные годы войны. Они никогда не забудут ужасы бомбежек, оккупации, голода, смертельной опасности и тревоги за близких.
Дети войны своими глазами видели отступление нашей армии, оккупацию, освобождение и Великую Победу. Были счастливы, что остались живы, благодарны нашим отцам и матерям,которые неимоверными усилиями ковали Победу. Дети войны… К ним не только прикоснулась война. Она ввергла их в ужасы и физические страдания. Огненными дорогами Великой Отечественной войны прошли не только мужчины. Боевые подвиги совершали и женщины. Трудно воевать мужчинам, но вдвое труднее приходилось женщинам. Нам удалось восстановить в памяти имена некоторых женщин воинов, работавших в учреждениях образования после войны.

Одной из первых рубежанок ушла на фронт студентка Донецкого педагогического училища Шекерова Дора Ивановна.

Она стала санинструктором медсанбата в действующей армии. Раненых воинов часто приходилось выносить под шквальным огнем противника. В декабре 1942 года Дора Ивановна получила назначение в военный госпиталь, где несла службу до 1945 года. Заботливые руки молодой медицинской сестры Шекеровой выходили и спасли от смерти не один десяток
воинов. Отгремели бои, пришла Великая Победа. Дора Ивановна приехала в наш город и работала в дошкольных учреждениях. С 1948 года, более 30 лет, возглавляла детский сад № 2 завода «Заря». Все годы этот детский сад, особенно его «живой уголок», были лучшими в городе.

Гончарова Вера Алексеевна

Служила в госпиталях блокадного Ленинграда с сентября 1941 по январь 1943г. После снятия блокады участвовала в боях на Курской Дуге, Белоруссии, Западной Украине и Победу встретила в Польше. За боевые заслуги награждена орденом Отечественной войны П степени и медалями «За мужество», «За оборону Ленинграда», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г». После войны работала старшей медицинской сестрой в дошкольных учреждениях города. 15 августа 2009 года ей исполнилось 95 лет.

Кадацкая Екатерина Андреевна

В начале войны училась в Одесском медицинском училище. В 1942 году была призвана в ряды Советской Армии и зачислена санинструктором на Северо-Кавказский фронт. Затем судьба забросила ее в партизанский отряд. Партизаны уничтожали военную технику и немецкие обозы, которые двигались на г.Майкоп. Но под натиском фашистов пришлось с боями отступать через перевалы Кавказских гор к морю. Служила санинструктором 10-й пограничной заставы, была ранена. Демобилизовалась в 1945 году. Награждена медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г». После войны работала ,старшим поваром в ясли-саде № 2 отдела народного образования г.Рубежное.

Чумакова Евдокия Павловна

Родилась 14 марта 1920 г. в с.Кудряшевка Кременского района. Училась в Купянской педагогической школе и с 1939 г. работала в школах Харьковской области, а в 1941 года – в родной школе села Кудряшевка.
После освобождения села войсками Советской Армии воевала в рядах бойцов 3-го Украинского фронта в качестве телефонистки и бойца-разведчика. За проявленное мужество в боях с фашистскими захватчиками была награждена медалями «За боевые заслуги», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г»., орденом Отечественной войны П степени.

Мирошниченко Любовь Федоровна

Родилась 13 августа 1924 г. в г.Сватово. В 1942 г. окончила школу и с марта 1943 г.- в рядах Советской Армии. Принимала участие в боевых действиях по освобождению от фашистов Украины, Румынии, Болгарии, Венгрии, Югославии, Австрии. Была награждена орденом Отечественной войны П степени и медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г».
После окончания Великой Отечественной войны работала в СШ № 3 г.Рубежное.

Скороход Клавдия Трофимовна

Родилась 1 мая 1919 г. в с.Боровеньки Ново-Астраханского района. Училась в СШ № 1 г. Рубежное. С 1937 по 1941г.г. работала учителем начальных классов. Находилась на оккупированной территории. С 7 июля 1943 года - на фронтах Великой Отечественной войны. 22 декабря 1943 года была тяжело ранена и лечилась в госпитале до июля 1946г. Возвратившись домой, работала учителем начальных классов в школах с. Боровеньки и г.Рубежное За боевые заслуги в годы Великой Отечественной воны была награждена медалью «За отвагу» и «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 -1945 г.г».


С первых дней войны в семидесяти километрах от Рубежного начал формироваться партизанский отряд, командиром которого стал Михаил Иванович Карнаухов. Отсутствие больших лесных массивов, открытая степь не давали возможности действовать крупными формированиями, и поэтому в состав Славянского отряда входило 10 боевых групп. В одной из них была Астраханцева Мария Максимовна.
С осени 1941 по август 1942 года фронт проходил по Северскому Донцу - от Рубежного до Изюма. Там действовали боевые группы партизан. Часть групп – в тылу врага, а другая – на линии фронта. В результате боевых действий партизан гитлеровцы потеряли более 1400 своих солдат, были взорваны два железнодорожных моста, два воинских эшелона. Свой вклад в разгром фашистов внесла и Мария Максимовна. Не всегда ей везло.
Однажды была тяжело ранена и попала в госпиталь. Потом с боями прошла Сталинград, Курск, Харьков, Киев. После освобождения Украины прошла с частями Советской Армии до Берлина в качестве медицинской сестры. После демобилизации возвратилась в родной город и стала организатором и создателем дошкольных учреждений. Долгое время работала заведующей детским садом хлебокомбината.

В партизанском отряде Карнаухова была еще одна наша рубежанка Галина Тур. Будучи разведчицей, она несколько раз переходила линию фронта и приносила важные сведения для Советской Армии. Однажды, находясь в родном городе, была схвачена фашистами и после зверских издевательств расстреляна. Ей было неполных 19 лет. Она мечтала стать учителем. До войны училась в СШ № 21, ее прах покоится в братской могиле не территории Рубежанского химкомбината.


Обоянская Александра Семеновна
Училась в СШ №3. Когда в 1943 году в город Рубежное возвратились наши войска, 17-летняя девушка ушла на фронт добровольцем в составе 78-й стрелковой дивизии. Сначала она была медицинской сестрой, потом была переведена в зенитную артиллерийскую батарею в орудийный расчет. Дивизия с боями продвигалась на запад. В результате боев зенитка Александры Семеновны сбила 9 фашистских самолетов. На подступах к Будапешту наши войска встретили яростное сопротивление немцев. Многие бойцы погибли, а Александра Семеновна была тяжело ранена и в феврале 1945 г. попала в госпиталь. В возрасте 19 лет возвратилась в родной город инвалидом. Научившись жить без руки, работала семь лет старшей пионервожатой СШ № 2, затем возглавляла станцию юных натуралистов. Кавалер ордена Славы III степени и семи боевых медалей. Была частым гостем в школах и пионерских лагерях города.

После освобождения нашего края от немцев ушла на фронт добровольцем Фатеева Надежда Михайловна.
Все время была сотрудником и корреспондентом дивизионной газеты «Вперед на врага». В ее обязанности входило собирать материал для газеты на передовой и в окопах. Однажды, возвращаясь с передовой, Надежда Михайловна была тяжело ранена и после излечения демобилизована.
После войны работала в школах города. Последнее место работы - СШ № 6. Ветеран войны была награждена орденами Великой Отечественной П и Ш степени» и медалями «За боевые заслуги», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 -1945г.г». и многими юбилейными медалями.

Прошли фронтовыми дорогами библиотекарь СШ № 2 Горловская В.Г. и преподаватель музыкальной школы Гончарова Т.К. Имели льготы, как участники Великой Отечественной войны Сердюк В.А. - учитель СШ № 9, Белешникова Р.Ф. - учитель СШ № 8, Балым А.Г. - учитель СШ № 7, Кобликова М.Л. - заместитель директора СШ № 9, Фисенко А.Н. - инспектор гороно, Яманов Н.А. - учитель СШ № 8.

Третьяков Николай Иванович выпускник СШ № 2 г. Рубежного, ветеран Вооруженных сил СССР, заместитель начальника Самаркандского военного училища, полковник в отставке:
«6 мая 1945 года при взрыве боеприпасов из семи подростков в живых остался я один. Был контужен».

Директор музея Рубежанского индустриального педагогического техникума Харченко Мария Николаевна:
«1943 год. Мариуполь. Я была свидетелем, когда фашисты ежедневно выводили к яме 40 человек еврейского населения и расстреливали 39, а сорокового оставляли живым закапывать расстрелянных».

Ковтун Алла Александровна работала воспитателем и учителем географии в школе-интернате № 1 и учителем географии СШ № 7:
«1943 год. Одесса. Я была свидетелем того, как фашистские палачи загнали в здание школы сотни евреев, облили бензином и сожгли их живыми».

Фисенко Александр Николаевич работал первым директором СШ № 8, потом инспектором городского отдела народного образования. Всегда был примером для учителей:
«1945 год – после взрыва снаряда стал инвалидом (потерял руку)».
Форма входа
Друзья сайта
  • АМИ "Другие"
  • Право выбора"
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    АМИ "Другие"& ОВГРИ © 2016 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz